?

Log in

No account? Create an account

Только представь

У девочки Ани с детства было хорошее воображение.
Совсем крохой, лёжа в кроватке, она представляла: вот мамины руки, большие, тёплые, обхватывают её, поднимают в воздух, прижимают к груди. Грудь пахнет сном, маминым потом, молоком. Мягко. Безопасно. Любят.
Глазки закрывались, Анечка засыпала — голодная, замёрзшая и довольная. А родители удивлялись: надо же, какой спокойный ребёнок.

Read more...Collapse )

Tags:

С Алтая я вернулась не только вдохновленная, но и ужавшаяся в объёмах. Весы говорят, что примерно на пять кило. За пять дней.

И теперь я знаю, что все вот эти истории "меньше есть, больше двигаться" - фигня.

Движение

Нагрузки должны быть не через силу трижды в неделю, а ежедневно от рассвета до упора - интенсивные и равномерные.
Встал утром, фотоаппарат на себя повесил - и ты уже на тренировке. Ходить, ходить, очень много ходить пешком. Ножки устали? А у нас ещё два объекта впереди, мужа тут нет, на ручки брать некому. Так что - равномерно и прямолинейно движемся из точки А в точки Бэ, Вэ и Гэ. Не забывая по пути выполнять комплексы упражнений с камерой: "изогнись и постой, пока оно происходит", "поиск лучшего ракурса" и мой любимый "съёмка цветочка в глубоком приседе".

Еда

Ооо. Ооо, наше питание в пресс-туре. Все эти божественные отбивные и молочные сосисы, рыбные рулеты и цельнозерновые булочки, воздушные омлеты на завтрак в отеле, свежайшие сливки к кофе и умопомрачительный борщ... А блинчики! А мёд! А вишнёвое варенье!
Когда я увидела наш первый завтрак в хостеле, то подумала, грешным делом, что в Томск меня будут доставлять специальным грузовым тепловозом, а Михаилу придется купить прицеп.

Не тут-то было. Во-первых, грамотно составленное меню. Что вы, какая курогрудь на пару, какой сельдерей! Просто супы, просто кашки и салатики, булочки и компот. Обычная еда, свежие продукты. Но когда ты весь день на ногах и устал, как собака - ты, разумеется, сначала съешь салат и суп. И чо, и много места после этого останется для всяких булок?.. Во-вторых, режим питания. Есть завтрак, обед и ужин, что успел захомячить - всё твоё, а вот перекусывать между ними некогда и нечего. Так что проблема "таскания кусков" и "ой, чото проголодалась, съем банан, пятнадцать бутербродов и мороженку" отпадает. Мне дважды удалось раздобыть во время экскурсий чашку кофе - и был этот кофе слаще лакомств падишаха.

Выводы

Так что есть надо не меньше, а лучше. И двигаться - не больше в количественных показателях, а с удовольствием.

Ну и мои дерзкие коленки на фоне гор в подтверждение этого нехитрого тезиса.

Благодарностей псто

У меня случился полный слом сознания, переосмысление информационного пространства и акта текстописания.

А всё из-за чего? А всё из-за того, что кое-кто съездил в бэд-трип пресс-тур на Алтай и там в числе прочих познакомился с товарищем из первой сотни русского жж (долго думала, как бы это так непафосно ввернуть, не придумала) хитрой татарской мордой kukmor.

Я всегда думала, что топовые блогеры это такие или очень заносчивые, или крайне поверхностные товарищи.
(Вспоминается извечное противостояние родного филфака и враждебного журфака:
А вы зануды!
А вы поверхностные!
А вы пить не умеете!
А вы читать!)

Оказалось нифига. Нияз Мансурович живо получил в нашем маленьком, но гордом журналистском таборе погоняло «ребёнок старшего школьного возраста» (за что не скажу). Более любопытного, ироничного, с живым умом и шилом в афедроне я, честно скажу, экземпляра не встречала.

Вот, например, все вышли на обзорную площадочку у Талдинских пещер. Наверх уходит перекрытая шаткая лесенка с табличкой «Проход закрыт! Опасно для жизни!». Все стоят у ограждения и покорными барашками фотографируют виды. Где kukmor? Уже ускакал по этой опаснодляжизненной лесенке наверх и снимает оттуда. А чо? Там виды лучше!

И так везде. Делать по-своему, делать упорно и упёрто так, как считаешь нужным, не стесняться и не бояться ничего, лезть за каждый поворот, где могут быть приключения, за каждую дверь в каморке Папы Карло, где может скрываться волшебная страна, получать удовольствие от каждой секундочки жизни. Очень наглядно.

Имели мы кроме того примерно полторы проникновенные задушевные беседы тет-а-тет, за которые я глубоко благодарна. Особенно за напутственную фразу в последний вечер про то, что «желаю тебе, женщина, заниматься только тем, что любишь, получать за это много денег и быть посему счастливой». Смотри на меня, делай как я, короче.

К чему я это всё?
Вернусь, пожалуй, в родную жежешечку. Давно не писала. Теперь снова чувствую, что хочу, могу и буду.
Спасибо, Ниязушка.

из Крыма с любовью
(или как оно было в две тыщи тринадцатом)




16 июля

Подъем в пять утра, такси, аэропорт, самолет, «курица или рыба?», аэропорт, выдача багажа, метро, Павелецкий вокзал — и здравствуй, поезд «Москва — Севастополь»! Кто не был ни разу в этом городе моря и неба, выбеленном солнцем, пропахшем солью, полынью, сандалом — тому никогда не понять, зачем каждое лето трястись целые сутки в плацкартном вагоне, полном старушек, детей и чотких пацанчиков, плюс тридцать пять по цельсию, ароматы воблы и роллтона щекочут нервы... Но мы — невозмутимые сибиряки с крепкими нервами, закаленные морозом и жарой. Так что — я еду к тебе, море!

Read more...Collapse )

Портретное



Набрела где-то на старый-престарый пост Яны Франк о портретном сходстве человека с рожами, котоыре он рисует.

(Разумеется, сначала набрела, а только потом задним числом втупила, что посту уж 5 лет скоро, ггг)

Но всё равно нарыла старых рисунков и актуальных на момент рисования фотогарфий.

Сравнила и могу авторитетно заявить, что ХММММ.

СравнитьCollapse )

Aug. 24th, 2014

Счастливо.

***

- Ты сегодня какая-то... ммм... медленная?
- Я не медленная, я плавная.

Плавная, как котик.

Хорошо влюбляться по-кошачьи: наблюдать издалека, выгибать спину, смотреть сквозь сонный прищур. Улыбаться чеширской улыбкой, думать про своё.

Кошки великие охотники.
Они охотятся так: я сяду здесь.

И пока кошка сидит, жертва сама себя находит, выслеживает, загоняет, нападает, побеждает в неравном бою, наступает на горло и прикусывает шею: «хорошо тебе?»

Хорошо.

Проводишь пальцем по шерстке: хорошо.

Прыжки, марафоны, звонки в пять утра - сто сорок пропущенных, метания по подушке, по городам, - это всё им, пока еще диким, сила в лапах играет, клыки поточить об кого-нибудь, загнать, разорвать, обдавая горячим дыханием - ты умер, умер, я тебя победил.

Саванна для жадных и хищных.

А я сяду здесь.

Контекст

Я так люблю это слово.

Оно чоткое, как рычажок режима на нашей грустной мыльнице Canon-500-чото-там. Нет, кэнон-то, конечно, зеркалка, но в ряду прочих зеркалок тянет по статусу только на мыльницу. Из последних шедевров там сто тыщ триллионов Данилов в сомнительных позах и моя спящая спина. И оптика чем-то заляпана. Надо почистить.

Так вот, рычажок. Ты его переключаешь - и хопа! Хочешь - утопические пейзажи, хочешь - фейерверки в звездном небе, хочешь - спорт, все бегут  куда-то с перекошенными лицами, хочешь - макросъемка: нате, смотрите на тайны души моей в таком масштабе, где каждая гадость автоматически становится прелестью. Нет, ну правда - вон какие у нее чудные ворсинки!

Еще хорошее слово фактура.
"Такова фактура данного момента". Шершавая и теплая, как нога у Слона Судьбы, который шел себе мимо - да и зашел посидеть на тебе в профилактических целях. Чтоб жизнь, значит, не казалась этим самым. Который поэзии. Мерзкий такой.

Так вот, контекст.

Позавчера я варила кофе. Утром. Себе, задолбанной.
Достала зерна, кофемолку. Смолола свежачка. Закинула в турку корицы, мускатного ореха, какао, щепотку мяты и ложечку мёда.
Кофе, понимаете, утренний, - с медом и мятой. Для душевного, значит, равновесия.

Поставила на плиту, включила, варю.
Варю и варю.
И думаю: странно.
Потому что кофе-то варится, шуршит себе что-то там из турки, а кофе в кухне не пахнет. Ну то есть вообще. И пена на поверхности какая-то странная - пышная, белая, с пузырьками. Как будто я турку вечером фэйри намазала - да так на ночь и забыла.

А. У нас нет фэйри. Я мою посуду детским средством "Ушастый нянь", а зачастую и вообще хозяйственным мылом. Оно дешево, легко смывается, по эффективности против всех остальных посудномыльных средств - ну просто Чак Норрис. Открытие про мыло я сделала, когда мы в очередной раз были нищие, а есть из чего-то было все равно надо. Деньги появились, но мыло осталось со мной - и теперь, надраивая им какую-нибудь особо злую кастрюлю из-под сгоревших каклеток, я мечтаю, как стану богатая и накуплю японской бытовой химии.

Бэ. Я не мою турку вообще ничем. Она медная с тоооненьким защитным покрытием, которое в районе носика уже начало стираться, а отравление медью - отстой. Поэтому я трусливо ополаскиваю турку водой. Если где-то остался жмых - ласково тру его пальчиками до полного слияния с небытием. Всё. Кроме того, у сведущих людей вон написано, что тру турки свои турки вообще не моют. Типа только тогда можно добиться вкуса настоящего Кофе.

Короче. Я скакала вокруг этой пены минуты две, принюхиваясь, пока не увидела на подоконнике кофемолку.
И сразу вспомнила, что смолоть-то я его смолола, а вот крышку после этого так и не открывала.

Ну вы поняли, да?..

Высыпайтесь.

Новости

В ночь на 1 января, на профессорской даче, полной друзей-идиотов, еды, алкоголя и новогодней магии, меня любезно попросили выйти замуж.

М., протягивая красивую коробочку:
- Дорогая, ты выйдешь за меня замуж?
Все:
- Уииииии!
Галерка:
- Неееет!
Другая галерка:
- Дааа!
Я (шепотом):
- А теперь ты должен достать кольцо...
М. (тоже шепотом)
- Там нет кольца...

Кароче, у нас все_не_как_у_людей™, поэтому у меня нет кольца, зато есть охренительные сережки, на которые я капала слюной еще летом, когда мы ходили выбрать помолвочное кольцо для Ники.

Надеваю их теперь на танцы и в кабак по особым случаям.

Заявление еще не подали, но нам нравится август. А вам нравится август, мои дорогие иногородние друзья?

С любовью, Аm

Дорогой Дедушка Мороз!

Пишу тебе письмо, сидя на кухне отдельной (съемной) двухкомнатной квартиры (без балкона) в кирпичном доме в тихом дворе в центре города в пяти минутах ходьбы от моего любимого сквера с утками. Оцени. Мне лень перерывать старые посты, но где-то там это было.

Сижу в футболке мечты (каких, я думала, шить никогда не додумаются), пью свежесваренный (свежемолотый) кофе, заедаю моцареллой и помелом, музыка, как ты знаешь, вечна, волосы у меня розовые, в миске гора имбирных пряничков, в зале наряженная пихта, в пакете три километра шелковых лент на подарки и даже белье я, может быть, поглажу в этом году.

Извини за неровный почерк - позавчера залила любимый ноутбук изумительным красным вином. Теперь клавиатура залипает, но так даже интереснее. Буквы весомее. Я прямо чувствую их тяжесть. Вино реально отличное.

В этом году произошло так много хорошего, оказывается.

Я научилась работать в любом состоянии, в любое время суток, бесконечно расширяя пределы возможного. Впервые получила офигенный заказ по тарифу, когда количество денежных единиц равняется количеству написанных знаков. Вкусила власти и полыни из чашки с надписью "главный редактор". Понравилось, пью регулярно, ругаюсь на верстальщика, пишу ядовитые письма заказчикам, которые просят херни. Впервые в жизни поставила вопрос правописания в масштабе "я понимаю, что здесь двойная норма, но или мы пишем через "э" или я пишу заявление на увольнение"; победила.

Мы заработали целую кучу денег, с удовольствием спустили часть на шмотки, технику, подарки, хобби и прогулки, часть отправили родителям, на оставшееся съездили в офигительный отпуск вот такой ширины, вот такой вышины. Поняли, что прекрасно себя чувствуем в любой финансовой ситуации. Забили на крупный безнадежный долг (нам), стали счастливее.

Жили на озере, пили домашнее яблочное вино, говорили о всяком; начали бегать; строили запруды на ручьях; научила М. плавать.

Показала мужчине Крым, море, горы - вот это все. Пели песни с детьми у костра, пили инкермановские вина, ели яблоки с дерева, ныряли и трогали медуз, я спускалась на Монастырский пляж, а потом поднимала обратно; гуляли с ребенком по Севастополю втроем, собирали смолу с деревьев и улиток с травы, пили с Митькой на берегу между морем и Хесонесом. Видели звезды.

Общий итог лета - я вернулась в два важных места, где много лет не была и так тосковала.

Вернулись в Томск. Это настолько важно, что я напишу еще раз: мы вернулись жить в маленький город между Уралом и Дальним Востоком, где население 547 тысяч жителей и всюду можно дойти пешком. До мишиной работы от дома идти полчаса (если медленно), до моей - полчаса (если очень медленно), до сада - час, до родителей - сорок минут. До всех остальных стратегически важных мест - не больше часа. После Москвы чувствую себя всемогущей.

У нас появились новые друзья и неожиданно проявились старые. Жить с ними - все равно что жить в одной большой еврейской семье: общий уровень хитрожопости и выкрутасов зашкаливает, но скучать совершенно некогда. И всегда, всегда даже вопроса не возникает, если нужно помочь. Крупные и мелкие суммы денег, время, машины и водители, рабочие руки, моральная поддержка - не перестаю с благодарностью этому удивляться и объяснять людям со стороны: у нас так принято. За это отдельное спасибо.

В августе случилось важное - видимо, пролетела Тардис и проделала дырку в ткани реальности, иначе объяснить не могу. Не могу, к сожалению, и определить, в какую колонку это вписать - к хорошему или к наоборот, но важность его несомненна. Звездное небо над головой в пику нравственному закону - кто бы мы были, если бы не оно?

Еще из важного: теперь у нас есть кот. Кот моей мечты, рыжий и чокнутый, у нас с ним любовь со всеми ее атрибутами: красочными скандалами, бурными примирениями, нежными объятьями. Я пишу, он ест ёлку. Идиллия.

Из забавного: нам было скучно и мы придумали свое дело. Внезапно дело всем понравилось, внезапно оказалось, что мы умеем. Я старательно уговариваю себя, что первые два года бизнеса - это бессонные ночи, скандалы и финансовые вливания. Типа так и надо, так положено. Полгода прошло, осталось продержать примерно полтора и не переубивать друг друга. Во всяком случае, в стабильный ноль мы уже выходим, что не может не радовать. Вот еще разберемся в мастерской - и будет счастье. Красный - наш рабочий цвет, сделай круто или сдохни, "я декоратор, так говорила мама".

Так вот, дорогой дедушка Мороз.

Прошлый год был офигенным. Пусть следующий будет таким же крутым, восхитительным, сказочным.

Пусть все будут здоровы, особенно моя семья.
Пусть будет больше времени на спорт и сон. Это важно, чтобы мочь все остальное.
Пусть благополучно случится вступление юного юноши на школьный путь - первый раз в первый класс, все дела.
Пусть личная жизнь плавно саморегулируется - у нее отлично получается; если ты вбросишь туда пригоршню волшебных пузырьков - я буду ни разу не против.
Путешествий. Очень освежает и вдохновляет, пусть их будет хотя бы три. А лучше - пять.
Денег. Это все, конечно, здорово, но хотелось бы получать не несколькими крупными траншами сразу за квартал, а регулярно. А то, знаешь, квартплата, садик, вся фигня. Чтобы хватало на жизнь и еще оставалось на магию.
Свое жилье.
Много книг.


И отдельным пунктом: дорогой Дедушка Мороз! Сделай так, чтобы мне снова захотелось и смоглось писать. А то, как ты знаешь, после некоторых событий как отрезало. Мне так не нравится, я против, чтобы из-за всяких мудаков отваливались жизненно важные функции моего организма. Копирайт - это, конечно, здорово и весело, но без собственных текстов, которые, в частности, живут вот тут, магия не работает. А без нее фигово. Так что принеси мне, пжалста, на Новый год в качестве персонального подарка баночку этого душистого меда с полынью и вереском.

Твоя М.